Навигация
 
Чугунихин О. Псковская земля

 

Так древни мы,

Так древен мира Бег.

Александр Блок

Ропот веков.

Топот подков.

Марина Цветаева

О России петь — что стремиться в храм

По лесным горам, полевым коврам...

Игорь Северянин

 

На северо-западе нашей Родины лежит удивительно кра­сивый край — Псковская земля, край живописных порожис­тых и тихих рек, текущих средь высоких лесистых холмов и пойменных лугов, край озер, окруженных сосновыми бора­ми-беломошниками, край старинных красивых городов и го­родков, древних монастырей и храмов. «Эту землю, как Книгу из книг,// Сочинял не монах, но ледник,// Валунами утыкав гряду// Вдоль   пути   в Золотую Орду...»

— Разумеется, любой край по-своему красив и уникален, история любого уголка России неповторима и своеобразна, но есть места, фокусирующие в себе историю страны. В ка­менном зодчестве есть понятие «замкового камня» — камня, который как замок «запирает», скрепляет конструкцию; одним из таких «замковых камней» в здании нашей страны являет­ся Псковская земля, где формировались, выковывались скре­пы общенационального государства, объединившего народы и племена Восточной Европы. Едва ли не все значимые собы­тия российской истории так или иначе связаны с Псковской землей.

Одним из самых тяжелых и героических моментов истории Руси была осада Пскова в 1581 г. войсками польского короля Стефана Батория, пятикратно превосходящих защитников города; в ходе ожесточенного сражения башни города пере­ходили из рук в руки, но псковичам удалось отбить штурмую­щих; последующая длительная осада города завершилась отходом польского войска. Таким образом, псковичи отстоя­ли территориальную целостность русского государства. По определению Н.М. Карамзина «то истина, что Псков спас Россию от величайшей опасности, и память сей важной заслуги не изгладится в нашей истории, доколе мы не утратим любви к Отечеству». Оборона Пскова нашла отра­жение в живописном полотне «Осада Пскова польским коро­лем Стефаном Баторием» Карла Брюллова, хранящимся в Тре­тьяковской галерее.

Не менее героической и успешной была оборона Пскова в 1615 г. от войска шведского короля Густава-Адольфа, кото­рая имела такое же значение, как и оборона от Стефана Ба­тория — она заставила шведского короля отказаться от сво­их захватнических требований и вернуть России занятые им в 1611 —1613 гг. русские земли.

«Божественный промысел и человеческий умысел» сделал Псковскую землю на северо-западе Руси щитом православ­ной ойкумены от немецких, польских, шведских, литовских за­воевателей. Почти вся русско-ливонская граница — 480 км из 500 — приходилась на псковские земли; сам Псков находил­ся в 40 верстах от границы, а Изборск — вторая по мощности крепость Псковщины — всего в 10 верстах. Матвей Меховс-кий, автор историко-географического трактата о Восточной

Европе (1517 г.) писал: «Земля Псковская имеет 30 камен­ных замков по направлению к Ливонии, каких нет нив Мос­ковии, ни в Литве». А во время осады Пскова в 1581 г. Сте­фаном Баторием, его секретарь Пиотровский писал в поход­ном дневнике: «Любуемся Псковом. Господи, какой боль­шой город! Точно Париж!.. Город чрезвычайно большой, какого нет во всей Польше». Подсчитано, что только по све­дениям уцелевших письменных источников с 1116 по 1709 годы, Псков вел 123 войны со внешними врагами (что не вся­кому государству под силу).

Но чу! Там пушка грянула,

Во тьме огонь блеснул,

Рать вражая воспрянула,

Раздался трубный гул!..

Молитесь Богу, братия,

Начнется скоро бой!

Я слышу их проклятия,

И гиканье, и вой;

Несчетными станицами

Идут они вдали,

Приляжем за бойницами,

Раздуем фитили!.. Разумеется, насыщенная и долгая история Псковщины не ограничивается военным противостоянием Западу. С Псков­ской землей связано много ярких, неординарных личностей нашей страны. Это и уроженец г. Опочки видный реформатор и глава внешней политики при царе Алексее Михайловиче Афанасий Ордин-Нащокин, наладивший связи со странами Средней Азии, Китаем, Индией, принявший непосредствен­ное участие в создании первой в России флотилии в селе Дединово на Оке в 1667—1669 гг. Ордин-Нащокину принадле­жит авторство первого русского корабельного устава.

С Псковом был связан и легендарный командор Николай Резанов. Тот самый Резанов, который на двух парусниках -«Юнона» и «Авось» — в 1806 г. прибыл в Калифорнию. Его по­любила 16-летняя Кончита Аргуэльо, дочь коменданта Сан-Франциско, с которой они обручились. Однако, чтобы выхло­потать разрешение на брак с католичкой, Резанов был вынуж­ден ехать к императорскому двору в Петербург. В июне 1806 г. Резанов покидает Калифорнию и в сентябре добирается до Охотска, откуда отправляется по «многотрудному пути вер­ховою ездою» в Петербург. Однако по дороге он тяжело за­болевает и умирает в Красноярске в возрасте 42 лет. Кончи­та не верила доходившим до нее сведениям о смерти жени­ха. Только в 1842 г. английский путешественник Джордж Сим-псон, прибыв в Сан-Франциско, сообщил ей точные подробно­сти его гибели. Поверив в его смерть лишь тридцать пять лет спустя, она дала обет молчания, а через несколько лет при­няла постриг в доминиканском монастыре в Монтерее, где провела почти два десятилетия и скончалась в 1857 г. (В 2000 году произошел символический акт воссоединения влюблен­ных: шериф калифорнийского города Монтерей, где похоро­нена Кончита Аргуэльо, привез в Красноярск горсть земли с ее могилы и розу, чтобы возложить к белому кресту, на одной стороне которого выбиты слова Я тебя никогда не забуду, а на другой — Я тебя никогда не увижу.)

История командора Резанова стала основой сюжета поэмы Андрея Вознесенского «Авось» и знаменитой современной оперы композитора Алексея Рыбникова «Юнона» и «Авось», поставленной в Ленкоме режиссером Марком Захаровым.

Особая гордость Псковщины — места, где прекрасная при­рода сочетается с дорогими сердцу каждого русского чело­века именами и в первую очередь — с Александром Сергее­вичем Пушкиным. О «Михайловском периоде» творчества Пушкина написано так много и столь подробно, что в этой за­метке нет нужды пересказывать все, связанное с «теплицей юных дней», о месте, где «текли часы его трудов». Поэту, пи­сателю, художнику, скульптору, мудрецу Тонино Гуэрре при­писываются слова: «Необходимо создавать места, где можно остановить время и там ждать отставшую душу». Пред­ставляется, что Пушкинские Горы Псковской области являют­ся одним из таких мест на земле, где отступает набор социо-пищевых, социо-территориальных, социо-сексуальных про­грамм «биороботов» и где можно подождать душу, отставшую в коловерти агрессивно-напористого социума.

В псковской губернии были усадьбы известных в России фамилий. Владели имениями на Псковщине предки А.С. Пуш­кина по материнской линии Ганнибалов, начиная с прадеда Пушкина Абрама Ганнибала, «Арапа Петра Великого». Сам Александр Сергеевич провел на Псковщине важные годы сво­ей жизни, на Псковской земле великий поэт и обрел вечный покой. 5 февраля 1837 г. тело Пушкина провозили через го­род Остров (неоднократно упоминавшегося в письмах Пуш­кина к А. Керн), чтобы предать земле у стен Святогорского монастыря. На Псковщине находились усадьбы Голенище-вых—Кутузовых (самого полководца, его отца, его сестры); княжеского рода Дондуковых-Корсаковых (и в частности, — Александра Михайловича Дондукова-Корсакова, участника Крымской войны, турецкой войны 1877/78 гг., начальника Рус­ского гражданского управления в Болгарии 1878 г.); Сивер-сов (адмирала Петровских времен Петра Сиверса, новгород­ского губернатора, чрезвычайного посла в Польше Якова Си­верса /1731 —1808/, участника войны 1812—1814 гг. Егора Сиверса /1779—1827/); фаворита императрицы Елизаветы Алексея Разумовского.

С дворянскими усадьбами Псковской земли связаны име­на русского историка, государственного деятеля, сподвижни­ка Петра Великого Василия Татищева; русского ученого-эн­циклопедиста XVIII—XIX вв. философа, ботаника Андрея Бо­лотова; религиозно-общественного деятеля Дмитрия Фило-софова (в имение которого — Богдановское — приезжал из Михайловского А.С. Пушкин, гостил прекрасный живописец Алексей Венецианов); представителя псковской ветви старинного дворянского рода декабриста Михаила Назимова; поэта Александра Яхонтова; блестящего математика, обла­дательницы Премий Парижской и Шведской Академий Наук Софьи Ковалевской; композиторов Модеста Мусоргского и Николая Римского-Корсакова, поэтов Александра Блока и Федора Сологуба. В Щиглицах — имении старинного рода Пальчиковых — был своеобразный культурный центр псков­ской округи; здесь бывали Набоковы, Пущины, Назимовы, Яхонтовы. Усадьба Валуевых-Неклюдовых на реке Великой у г. Остров служила временной резиденцией русских царей во время их деловых поездок по северо-западу России. В име­нии князей Гагариных Холомки Порховского уезда жена Анд­рея Гагарина — ректора Петербургского политеха — органи­зовала в Гражданскую войну Дом творчества; К. Чуковский, Е. Замятин, М. Добужинский, В. Ходасевич, О. Мандельштам и многие другие вспоминали Холомки как спасительный ост­ров. Художник Милашевский вспоминал: «Дом в Холомках с мощными колоннами, балкон с ротондой. С этого балкона между ионических колонн проглядывали, как в рамках, пуш­кинские виды». Об имении князей Оболенских на Псковщине упоминал Игорь Северянин:

Под Веймарном течет Азовка, —

Совсем куриный ручеек.

За нею вскоре остановка.

Там встретит кучер-старичок.

Моей душе, душе вселенской,

Знаком язык цветов и звёзд.

Я еду к мызе Оболенской, —

Не больше трёх шоссейных вёрст.

Вдали Большая Пустомержа.

Несется лошадь по росе.

Того и ждешь: вот выбьет стержень:

Ведь спицы слиты в колесе!

Проехан мост. Немного в горку, И круто влево. Вот и двор. Княгиня приоткрыла шторку. И лай собак, и разговор.

Плывет туман от нижней Тормы, Вуаля бледную звезду. Зеленые в деревьях штормы, И пахнут яблони в саду.

В монастырских пещерах Свято-Успенского Псковско-Пе-черского монастыря (1470) сохранились захоронения пред­ков В.Н. Татищева, М.И Кутузова, М.П. Мусоргского, А.С. Пуш­кина.

Пскович контр-адмирал Александр Симанский — участник Эландского морского сражения на Балтике в 1789 г., офицер штаба А.В. Суворова (1791), командующий гребной эскадры в Финском заливе в 1796 году.

В Новоржевском уезде родился Александр Агин (1617— 1875) — мастер книжной графики, знаменитый иллюстратор «Мертвых душ» Гоголя; капитан 1 ранга Николай Бухвостов (1857—1905), командир броненосца «Император Александр III», погибший вместе с кораблем и командой в Цусимском сражении в мае 1905 г.; адмирал Николай Чихачев (1830— 1917), участник экспедиции Г.Н. Невельского, обследовав­ший Амур и Татарский пролив.

В Холмском уезде родился Александр Болтин (1832—1901), капитан 1 ранга, участник кругосветного плавания на фрега­те «Паллада», первооткрыватель залива Америка и бухты На­ходка в Приморском крае.

Уже в XX в. с Псковом и Псковщиной связаны жизни и твор­чества писателей Юрия Тынянова, Вениамина Каверина, фи­лософа и литературоведа Михаила Бахтина, крупнейшего уче­ного-микробиолога Льва Зильбера, актеров Зиновия Гердта и Эммануила Виторгана, кинорежиссера Андрея Тарковско­го, выдающейся фольклорной певицы Ольги Сергеевой, чье пение восхищенный Андрей Тарковскй использовал в филь­ме «Ностальгия», назвав — «знак русского».

«Знаком русского» являются и многочисленные памятники самобытного псковского зодчества. В Псков дважды приез­жал поэт Иосиф Бродский, чтобы посмотреть «на тамошние церкви, прекраснейшие /.../ во всей империи». Псковская земля хранит много памятников монументальной древнерус­ской живописи — фрески храмов Мирожского монастыря XII в., Снетогорского монастыря XIV в., храма Успения в Милёто-ве XV в. — В Псковском музее-заповеднике — уникальное со­брание живописи Древнего Пскова, давшего миру одну из наиболее характерных иконописных школ. Фрески Преобра­женского собора Мирожского монастыря внесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В наше непростое для России время, когда, к сожалению, нередко звучат слова, полные снисходительного (и даже уни­чижительного) пренебрежения к прошлому нашей страны, — совсем нелишне помнить о событиях, именах, достижениях искусства и науки псковской земли, которые составили бы предмет законной гордости любого европейского государ­ства.

Николай Михайлович Карамзин в Предисловии к «Истории государства Российского» писал: «История в некотором смыс­ле есть священная книга народов: главная, необходимая; зер­цало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и пра­вил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение на­стоящего и пример будущего». Уместно вспомнить и слова Пушкина из неотправленного письма Чаадаеву: «клянусь че­стью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отече­ство или иметь другую историю, кроме истории наших пред­ков, какой нам Бог её дал»... История не терпит суесловья, Трудна её народная стезя. Её страницы, залитые кровью,

Нельзя любить бездумною любовью,

Но не любить без памяти нельзя.

В этом древнем лесном, озерном крае — а на Псковщине 3700 (!) больших и малых озер — есть нечто, что объединяло князей и простолюдинов, обитателей дворянских усадеб и крестьянских изб. Это — охота. Охота, которая — по словам Владимира Мономаха — дана Богом «на угодье человекам: на снедь и на веселие». (Псков вошел в древние летописи и бла­годаря увлечению охотой князя Игоря, который, не доволь­ствуясь зверем вблизи Киева, отправился «деять ловы во Плесков».) Псковский край издревле был богат дичью. По ле­тописному известию 1354 г. птиц и зверя было такое обилие, что существовало предание, как бабы били соболей коромыс­лами. Журналист Юрий Моисеенко приводит впечатляющие выдержки из «Очерка охоты в окрестностях Пскова», найден­ного им в «Вестнике Псковского губернского земства» 1897 г.: «В прежние время окрестности города были весьма богаты разнообразной дичью; не было надобности отправляться за десятки верст, чтобы убить 10 пар тетеревей или куропаток. /.../ достаточно было сходить версты за 3—4 от Пскова, а о болотной дичи, бекасах и дупелях и говорить нечего: их было так много, что убить штук 30 и более дупелей в пролетное вре­мя под самым городом в одном поле было делом обыкновен­ным». Ю. Моисеенко также цитирует публикацию из «Сбор­ника губернского бюро и псковского общества краеведения» 1927 г.: «Еще 60 лет назад в Псковской губернии, особенно в Холмском уезде, было обилие медведей, лосей, волков, ли­сиц. Волки были так многочисленны, что зимою появлялись в деревнях и ели собак, привязанных на цепь/.../ Охота до сих пор сохраняет свое значение на севере /.../ Главный предмет охоты — зайцы и пернатая дичь»...

В наши дни — благодаря усилиям охотоведов, егерей — дичь на Псковщине осталась. И немало. «В Европе глухари токуют редко», а на Псковщине чудо глухариного тока столь же естественно, как чудо полной радуги, грибного и ягодного изобилия... Псковская область отличается от других районов северо-запада России более мягкой и теплой погодой в те­чение продолжительного времени; поэтому флора и фауна Псковской области более разнообразны. Живший в Пскове педагог, фенолог Смарагд Чистовский (1866—1936) оставил нам свои работы «Птицы Псковской области», «Животный мир нашего края». Обилие дичи в сочетании с обаянием этого края тянет побывавших здесь возвращаться в эти волшебные ме­ста вновь и вновь.

Псковская земля удивительно хороша той неяркой русской красотой, которая привлекала и привлекает людей, способ­ных её чувствовать и воспринимать.

В очарованье русского пейзажа

Есть подлинная прелесть, но она

Открыта не для каждого и даже

Не каждому художнику видна. На упоминавшейся неоднократно в этой заметке реке Ве­ликой Псковской области мне приходилось не раз бывать во второй половине 60-х — начале 70-х гг. минувшего века. В своих верховьях эта чудесная река, обрамленная сосновы­ми борами, протекает через цепочку дивных лесных озер, бе­рега, острова и островки которых окаймлены тростником.

В венце из кувшинок, в уборе осок,

В сухом ожерелье растительных дудок

Лежал целомудренной влаги кусок,

Убежище рыб и пристанище уток. В прозрачной воде озерных отмелей между тростниковых былочек снуют многочисленные мальки и неподвижно стоят в ожидании жертвы щурята в палец величиной, у границы тро­стников и открытой воды скользят утки.

Верховья Великой с её озерами — мир безлюдья, особен­ной лесной тишины, когда даже хруст под сапогами пересох­шего жарким летом мха кажется неуместно громким. Обступающие реку сосновые леса чисты, просторны, полны воздуха, с обилием брусники, черники, голубики. Чудесны и поэтичны заливные луга долины Великой.

Длительно живший на Псковщине в середине 30-х годов Кон­стантин Паустовский — замечательный писатель, удивитель­но проникновенно чувствующий красоту родной природы, — сказал: «Путь в лесах — это километры тишины, безветрия. Это грибная прель, осторожное перепархивание птиц. Это липкие маслюки, облепленные хвоей, жесткая трава, холодные белые грибы, земляника, лиловые колокольчики на полянах, дрожь осиновых листьев, торжественный свет и, наконец, лесные су­мерки, когда из мхов тянет сыростью и в траве горят светля­ки». А писательница Маргарита Рокотова, литературный псев­доним — Ал. Алтаев, много лет творившая в Гдовском уезде Псковской губернии, с нежностью и любовью писала: «Моя на­стоящая родина, родина души — на севере, в старой Псков­щине, с её мхом, вереском, брусничными кочками и золотой морошкой на бесконечных просторах чистого мха...»

Память об этих волшебных местах — об озерах и озерчат-ках, об омутах и порожках Великой, о сосновых и еловых ле­сах с громадными замшелыми валунами до сих пор — даже по прошествии почти сорока лет согревает сердце...

Эту заметку о Псковской земле хочется закончить строчка­ми современного стихотворца Михаила Глебова:

Под елкой вырос толстый гриб,

Глядит из-под листа.

Опушка в пятнах древних глыб

Безлюдна и пуста.

Вокруг прохлада, летний рай,

Горящих рос кристалл.

В зеленом блеске Псковский край

Навстречу солнцу встал.

При составлении заметки использованы материалы пред­седателя государственного комитета по культуре Псковской области В. Остренко, сотрудника кафедры отечественной истории ПГТУ В. Аракчеева, сотрудников государственного архива Псковской области Н. Коломынцевой, Л. Фроловой, журналиста Ю. Моисеенко («Особенности национальной охо­ты в Псковской области», сборника «Культура и история Псковской области»), В. Бегичевой («Наука и религия»), Г. Па­ниной, сотрудника Плюской районной библиотеки.

Использованы строки Алексея К. Толстого, Ярослава Смелякова, Николая Заболоцкого, Юрия Михайлика.

 

Чугунихин О. Псковская земля // Охота и охотничье хозяйство. – 2009. - № 10.

 

 

 

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 32 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров