Навигация
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Политико-правовой аспект становления МСУ Кашо В.С. О критериях выделения муниципально-правовой ответственности
Кашо В.С. О критериях выделения муниципально-правовой ответственности

Кашо Вячеслав Станиславович, доцент кафедры конституционного, административного и муниципального права юридического института

Сибирского федерального университета, кандидат юридических наук

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

О критериях выделения муниципально-правовой ответственности

В статье рассматриваются основные критерии выделения муниципально-правовой ответственности в науке муниципального права. Проанализированы основные взгляды по этому вопросу, предложен авторский подход. Сделан вывод, что общепринятая концепция муниципально-правовой ответственности еще не сложилась.

Одним из новых теоретико-правовых явлений последнего десятилетия явилось введение в научный оборот, в учебную литературу и тематику научных кон­ференций термина «муниципально-правовая ответственность». Однако вопрос о критериях ее выделения является одним из наиболее дискуссионных в муници- пально-правовой науке, общепринятая концепция муниципально-правовой ответственности еще не сложилась. Имеющиеся в научной литературе основные подходы к этому вопросу (с учетом объема статьи речь идет только о ретроспективной ответственности) можно разделить на три группы.

1. Одни ученые основными критериями выделения данного вида ответственности считают специальный субъект ответственности— органы и должностные лица местного самоуправления, а также комплексный предмет муниципального права — все отношения, связанные с осуществлением муниципальной власти. Следовательно, все санкции, предусмотренные Федераль­ным законом от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (а иногда — и меры ответственности других отраслей права, применяемые к органам и должностным лицам местного самоуправления), являются муниципально-правовыми санкциями, а муниципально- правовая ответственность выступает самостоятельным видом отраслевой ответственности.

Среди фундаментальных работ данного направления следует отметить докторскую диссертацию И.А. Алексеева, в которой муниципально-правовая от­ветственность рассматривается как самостоятельный вид юридической ответственности, включающий ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед государством, населением, физическими и юридическими лицами. В обоснование данной позиции им приводятся следующие аргументы: муниципально-правовая ответственность является разновидностью публично-властного принуждения, а не государственного принуждения в «чистом» виде как конституционно-правовая ответственность; нормы различных отраслей права при определении мер ответственности, применяемых к органам и должностным лицам местного самоуправления; особый круг субъектов му- ниципально-правовой ответственности; иные основания ответственности; привлечение к муниципально- правовой ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления, которые могут осуществлять специально на это уполномоченные органы или должностные лица как местного самоуправления, так и вышестоящие органы и должностные лица государственной власти; муниципально-правовая ответственность применяется в случае нарушения соответствующими субъектами нормативных правовых актов о местном само­управлении; самостоятельная система нормативных правовых актов, предусматривающих данные виды ответственности.

Аналогичный подход к критериям выделения муниципально-правовой ответственности можно увидеть и в кандидатских диссертациях Е.В. Измайловой, А.А. Кочерги, М.В. Красновского. Так, Е.В. Измайлова, отстаивая самостоятельность муниципально-правовой ответственности как разновидности публично-правовой ответственности, приводит следующие аргументы: не­однородный характер мер ответственности, неоднородность субъектов ответственности, собственные санкции, основания, процедуры, источники регулирования.

Основным недостатком рассматриваемой концепции является, на наш взгляд, то, что в ней, во-первых, не признается конституционная природа ответственности органов местного самоуправления перед государством, хотя применяемые здесь санкции (роспуск, отрешение от должности, признание правового акта противоречащим закону и т.п.) подпадают больше под признаки конституционно-правовой ответственности; а во-вторых, нет четкой и последовательной позиции относительно включения в муниципально-правовую ответственность санкций различных отраслей права, применяемых в отношении органов и должностных лиц местного самоуправления. Например, И.А. Алексеев, с одной стороны, муниципально-правовую ответственность рассматривает как комплексный институт отрасли муниципального права, в котором по предметному признаку объединены разнообразные по своей природе правовые нормы, регулирующие отношения в сфере местного самоуправления и разные виды юридической ответственности. С другой стороны, основанием такого выделения является, по его мнению, то, что данный вид ответственности обеспечен своеобразным набором санкций, применяемых к специальному субъекту за совершение особого вида правонарушения — муниципального деликта, что в принципе должно исключать уголовно-правовые, гражданско-правовые, админи­стративные и дисциплинарные санкции. Аналогично Е.В. Измайлова и А.А. Кочерга, признавая муниципально-правовую ответственность самостоятельным видом отраслевой юридической ответственности, одновременно делают вывод о том, что многие ее нормы имеют разную отраслевую принадлежность (уголовного, ад­министративного и других отраслей права). Из всего перечисленного непонятно: является ли муниципально-правовая ответственность моноответственностью или она все-таки комплексный вид юридической ответственности?

2. Разграничение конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления в зависимости от инстанции применения ответственности. Довольно мно­гочисленная группа ученых, занимающихся исследованиями в области муниципального права, обосновывает самостоятельность муниципально-правовой ответственности, так как она имеет особую инстанцию ответственности — население. Остальные меры ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления распределяются между видами ответственности, регулируемыми другими отраслями права, в том числе конституционной ответственностью. Например, В.О. Пономарева и Д.А. Лисовицкий определяют муниципально-правовую ответственность как ответственность перед

населением за ненадлежащее осуществление муниципальной власти (в формах представительной и непосредственной демократии)  за ненадлежащее обеспече­ние интересов местного населения, ненадлежащее осуществление своих полномочий, выразившееся в противоправных действиях или бездействии.

В этой же группе состоят и те авторы, которые, не давая определенного названия ответственности органов местного самоуправления перед населением, определяют ее как специфический вид ответственности, который не может быть отнесен ни к одному из существующих видов ответственности, либо называют от­ветственность перед населением муниципальной (муниципально-правовой) ответственностью, объединяя ее вместе с конституционной в публично-правовую ответственность.

В качестве дополнительных критериев обособления муниципально-правовой ответственности называются, в частности: предмет и метод регулирования об­щественных отношений; функции, которые выполняет отрасль права в общей системе права; специфика статуса субъектов правоотношений;-особенности юридической природы неправомерного поведения в соответствующей сфере; характер предписаний, на базе которых возникает ответственность; основания ответственности, особая процедура ее реализации; специфика содержания и формы этой ответственности.

К недостаткам рассматриваемой концепции следует отнести нечеткость классификации, так как часто к муниципально-правовой ответственности относятся санкции, применяемые не населением, а другими органами и должностными лицами местного самоуправление Например, Е.С. Шугрина, определяя муниципально- правовую ответственность как ответственность перед

населением, к муниципально-правовым санкциям относит в том числе: временное приостановление полномочий, предупреждение, досрочное прекращение пол­номочий, выражение недоверия, ответственность одних органов местного самоуправления перед другими органами местного самоуправления иных муници­пальных образований. Аналогично Д.А. Лисовицкий, определяя муниципально-правовую ответственность как ответственность перед населением, относит к ней ответственность главы муниципального образования перед представительным органом, если он избран из его состава.

3. С учетом отмеченных выше недостатков заслуживает внимания подход, предложенный автором настоящей статьи, согласно которому основным критерием для выделения муниципально-правовой ответственности является не инстанция ее применения — население и не субъект, несущий ответственность, — органы и должностные лица местного самоуправления, а муниципальный уровень и инстанции, и субъекта ответственности. При таком подходе под ретроспективной муниципально-правовой ответственностью можно понимать внутриотраслевую юридическую ответственность, которая регулируется собственными муниципальными нормами, реализуется внутри системы местного самоуправления одними субъектами местного самоуправления по отношению к другим субъектам местного самоуправления путем применения муниципально-правовых санкций за муниципальные правонарушения. Следовательно, все меры, применяемые одними субъектами местного самоуправления (органами и должностными лицами, а также непосредственно населением) по отношению к другим субъектам местного самоуправлениия, будут относиться к муниципально-правовой ответственности.

Кашо, В.С. О критериях выделения муниципально-правовой ответственности / В.С. Кашо //  Конституционное и муниципальное право – 2011. - № 2. – С. 61 – 63.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 27 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров