Навигация
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Политико-правовой аспект становления МСУ Артамонов А. Н. Источник государственной власти в субъекте Российской Федерации
Артамонов А. Н. Источник государственной власти в субъекте Российской Федерации

Источник государственной власти в субъекте Российской Федерации

Артамонов Алексей Николаевич, заместитель начальника Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Ростовской области, государственный советник юстиции Российской Федерации 3-го класса Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Российской Конституцией источником власти в стране определен многонациональный народ Российской Федерации. По результатам анализа текстов конституций (уставов) субъектов Федерации автор рассматривает, как решены вопросы источника власти на региональном уровне.

В настоящее время уделяется внимание и ученых (не только в области юриспруденции), и юристов-практиков, в том числе занимающихся нормотворческой деятельностью или осуществляющих контроль за ней, вопросам юридической техники, языка нормативного правового акта, связанным с выстраиванием системы законодательства нашего государства.

Казалось бы, история регулирования общественных отношений настолько длительна и имеет столько как положительных, так и отрицательных примеров, что нынешнее и будущие поколения человечества должны быть обеспечены четкими рецептами определенных правил поведения человека в обществе или закрепле­ния их в юридических нормах, гарантирующих от принятия неверных решений.

Однако это не так. Исторические, социальные, политические и прочие условия изменяются, что при­водит к необходимости корректировки регуляторов общественного поведения, их совершенствования. Кроме того, примеры, казавшиеся положительными, предусмотревшими все вопросы, на практике являлись неудачными, не способными направлять поведе­ние людей в желаемую для общества сторону.

Любые властные распоряжения в современном мире формулируются и обнародуются в словесной форме, отсюда так важны четкость формулировок, до­ступность и возможность правильного понимания оборотов речи, использованных терминов. И зачастую в основе неудач правового регулирования лежат ошибки юридико-технического характера.

Особые сложности в праворегулировании и правопонимании проявляются в переходные социальные и политические периоды развития человеческих обществ, что не всегда может быть связано даже с революционными потрясениями (в жестоком их проявлении), но с каким-либо реформированием, изменениями формы и содержания общественной жизни.

В процессе создания федеративного государства Россия столкнулась с проблемами, связанными с формированием единого правового пространства, являющегося гарантией обеспечения прав граждан на всей территории страны.

Активная работа в настоящее время проводится по вовлечению в единое правовое пространство муниципального уровня нормативных баз, однако остаются нерешенные вопросы и с региональным законодательством. Это связано прежде всего с выработкой четких механизмов недопущения в нормативные правовые акты дефектных положений, формулированием общих критериев оценки соответствия положений законов и подзаконных актов субъектов РФ Конституции России и федеральному законодательству. Актуальной эта задача остается и для главных региональных актов — кон­ституций и уставов субъектов Федерации.

Конституционно-правовой статус субъектов РФ устанавливается в первую очередь Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а также другими правовыми актами. Так, республики принимают свои конституции, другие субъекты Российской Федерации — уставы. При этом согласно статье 66 Конституции России статус республики и статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией или уставом соответствующего субъекта Федерации.

Российская Конституция (статья 5) объявляет все виды субъектов Российской Федерации равноправными во взаимоотношениях как между собой, так и с фе­деральными органами государственной власти.

Но правовой статус субъектов Российской Федерации не во всем одинаков. Различие вытекает, например, из того, что республики объявлены государствами, в то время как все другие субъекты такого статуса не имеют и могут рассматриваться только как государственные образования. Конституции республик могут приниматься как их законодательными собраниями, так и рефе­рендумами, в то время как уставы других субъектов Федерации — только законодательными собраниями.

Конституции и уставы субъектов Российской Федерации являются основными законами данных субъектов, .ставы некоторых субъектов Российской Федерации, как и ряд конституций республик, имеют двойное название и зачастую именуются (в скобках) основными законами. Особое место конституций и уставов в системе законодательства субъектов Российской Федерации прямо вытекает из положений статьи 5 Конституции Российской Федерации, где конституция и устав выделены из общего понятия «законодательство».

В этой связи соответствие положений конституций и уставов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральным законам, в том числе Федеральному закону от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законо­дательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», является важнейшим фактором в обеспечении единства правового пространства Российской Федерации.

Конституция РФ исходит из того, что субъекты РФ входят в единую систему федеративных отношений, урегулированную Конституцией и федеральными за­конами, а проблема заключается в том, чтобы обеспечить соответствие конституций, уставов субъектов РФ федеральной Конституции, тогда и только тогда Федерация может быть стабильной и прочной.

Обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального зна­чения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам находится в совместном ведении Федерации и ее субъектов (пункт «а» части 1 статьи 72 Конституции РФ).

Ежегодно продолжают выявляться противоречия Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству основных нормативных правовых актах субъектов Федерации, что связано со следующим.

Наибольшее количество нарушений федерального законодательства, выявляемых в основных законах субъектов Российской Федерации, связано с внесением изменений и дополнений в:

♦Бюджетный кодекс Российской Федерации;

♦названный выше Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N° 184-ФЗ;

♦Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131 -ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Основными причинами наличия противоречий в ос­новных законах субъектов Российской Федерации являются динамичное изменение федерального законода­тельства, недостаточный анализ региональными органами государственной власти норм федерального законодательства, неверное толкование законодательства.

Значительное количество выявленных нарушений заключается в превышении компетенции субъектом Российской Федерации и регламентации вопросов, относящихся к ведению Российской Федерации.

Постоянные меры по выявлению противоречий и обеспечению приведения основных актов субъектов Российской Федерации принимаются органами про­куратуры и Минюста России, однако не во всех случаях оперативно и в полном объеме они приводят к положительным результатам.

Например, особая ситуация по приведению в соответствие с федеральным законодательством основного закона складывается в Республике Ингушетия. Так, на основании доводов, высказанных Управлением Минюста России по Южному федеральному округу (речь идет о периоде до создания Северо-Кавказского фе­дерального округа. — Авт.) в экспертных заключениях от 14 февраля 2008 г. № 01-02/03/334 и от 19 ноября 2008 г. № 40, Народным Собранием Республики Ин­гушетия были приняты республиканские законы от 25 июня 2008 г. № 1-РЗП, от 30 декабря 2008 г. № 2-РЗП, которыми устранено большинство нарушений в части установления статуса и ограничений для высшего должностного лица, определения порядка деятельности органов местного самоуправления, регла­ментации полномочий высшего исполнительного орга­на государственной власти республики и иные. Однако, поскольку положения главы 1 Конституции Респуб­лики Ингушетия не могут быть пересмотрены Народным Собранием Республики Ингушетия, в целях приведения указанных норм в соответствие с федеральным законодательством необходим референдум в республике Ингушетия, что, по информации, получаемой из органов государственной власти республики, в настоящее время невозможно из-за отсутствия значительных средств на его проведение.

При этом на всей территории России необходимо решить вопрос соответствия действующему законодательству в первую очередь конституций и уставов субъектов Федерации, поскольку требование непротиворечивости законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации федеральной Конституции и федеральным законам лежит в основе любой нормально функционирующей федерации, ибо хорошо известно, что появление всякого жизнеспособного федерализма должно нести в себе унитарную идею, идею единства и целостности государства.

Остаются, на наш взгляд, нерешенными и теоретические вопросы, которые на практике не позволяют принимать однотипные решения.

Один из вопросов: кто является источником государственной власти субъекта Российской Федерации — весь многонациональный народ Российской Федерации или его часть, проживающая на территории данного субъекта? Имеет ли право на существование понятие «многонациональный народ субъекта Российской Федерации»?

Оба эти вопроса в той или иной степени являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (постановление от 7 июня 2000 г. № 10-П, определение от 27 июня 2000 г. № 92-0) однако прошедшие более десяти лет не привнесли единообразия в формулировках основных актов субъектов Федерации.

Анализ показал, что в настоящее время в конституциях и уставах субъектов Российской Федерации используются различные формулировки, при этом реакция на них контролирующих органов власти также неодинакова.

Так, источником власти в Ростовской области в соответствии с ее Уставом являются граждане Российс­кой Федерации, проживающие на территории данно­го субъекта Федерации. Аналогичная формулировка используется Уставом (Основным законом) Волгоградской области, уставами Приморского, Пермского краев, Кировской области.

В некоторых регионах источником власти признается население этого субъекта (например, в Уставе (Основном законе) Ставропольского края, Уставе города Москвы).

Многонациональный народ субъекта Российской Федерации объявлен источником власти в Уставе Забайкальского края, Конституциях республик Адыгея, Бурятия, Дагестан, Татарстан, Тыва, Хакасия, Чечня.

В текстах основных актов отдельных субъектов для обозначения источника власти используется неопределенное понятие «народ»: Конституции республик Башкортостан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Коми, Северная Осетия — Алан.-; Удмуртской Республики, Конституция (Основной закон) Республики Саха (Якутия), Степное уложение (Конституция) Республики Калмыкия, Устав Краснодарского края.

В соответствии с Конституцией Республики Мордовия, уставами Иркутской, Липецкой, Магаданской, Самарской областей, Уставом (Основным законов Оренбургской области источником власти в этих субъектах признается многонациональный народ Российской Федерации.

Таким образом, в основных региональных актах нет единообразного подхода в вопросе о том, кто является источником власти в субъекте Российской Федерации.

Интересна в этой связи информация о принимаемых мерах реагирования органов государственной власти, например прокуратур субъектов, конституционных (уставных) судов тех субъектов Российской Федерации, в которых они созданы. В отдельных субъектах принимаются меры прокурорского реагирования (Чеченская Республика, Ставропольский край, Московская область), тексты основных актов некоторых регио­нов в обсуждаемой части признаются не соответствующими Конституции России территориальными органами Минюста (Волгоградская область), принимаются соответствующие решения конституционными судами субъектов (республики Саха (Якутия), Башкортостан Коми).

При этом в других субъектах, тексты конституций или уставов которых содержат аналогичные положения, меры органами государственной власти не принимаются.

Позволим предположить, что при анализе региональных актов возникают вопросы, на которые юристы- практики не всегда решаются сформулировать четкий и однозначный ответ.

Возможно ли использовать с учетом положений части 2 статьи 11 российской Конституции о том, что государственную власть в субъектах Российской Федера­ции осуществляют образуемые ими органы государственной власти, имея в виду, что в их формирований могут прямо или опосредованно участвовать российс­кие граждане, на момент их формирования зарегистрированные на территории данного субъекта, форму­лу, определяющую, что источником власти в субъекте являются граждане Российской Федерации, проживающие на его территории?

Допустима ли при этом формулировка «единственный источник власти», поскольку на территории любого из субъектов России действуют территориальные органы федеральных органов государственной власти в формировании которых не могут участвовать только граждане Российской Федерации, проживающие в отдельном регионе?

Или, основываясь на статье 3 Конституции Российской Федерации, в которой определено, что носителем суверенитета и единственным источником власти в стране является ее многонациональный народ, с учетом мнения, что народ при этом понимается как единый и неделимый субъект — источник права, и суверенитет принадлежит не отдельным частям населения, а следовательно, лю­бые сепаратистские решения окажутся в противоречии с Конституцией России, считать вопрос об источнике власти в стране решенным и не включать его в тексты нормативных правовых актов субъектов Федерации или полностью воспроизводить положение российской Конституции?

В таком случае, в чем должен заключаться принцип федерализма? По мнению М.В. Баглая, стремление власти к наиболее целесообразному решению тех или иных проблем нередко создает обстановку, при которой даже прямые нарушения Конституции не сопровождаются какими-либо санкциями против нарушителей. При этом пытаться предотвратить все коллизии — все равно, что остановить жизнь, но определить пути их мирного преодоления на перспективу — важная задача науки и практики конституционного права.

Артамонов, А. Н. Источник государственной власти в субъекте Российской Федерации / А.Н. Артамонов // Конституционное и муниципальное право. – 2011. - № 5. – С. 40 – 43.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 36 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров