Навигация
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Политико-правовой аспект становления МСУ Фасеев И.Ф. Конституционно – правовое значение непосредственного действия прав граждан избирать
Фасеев И.Ф. Конституционно – правовое значение непосредственного действия прав граждан избирать

Конституционно – правовое значение непосредственного действия прав граждан избирать и быть избранными в представительные органы власти

Фасеев И. Ф.

В статье анализируется конституционно-правовое значение положения статьи 18 Конституции Российской Федерации о непосредственном действии прав и свобод человека и гражданина применительно к правовому регулированию прав граждан избирать и быть избранными в представительные органы власти. Рассматриваются нарушения непосредственного действия конституционных прав граждан быть избранными в представительные органы власти.

Конституцией Российской Федерации установлено, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Вместе с тем осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отноше­ния к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 17, 18 и 19). Из этих положений следует, что законы должны приниматься с целью обеспечения реализации гражданами своих прав и свобод, не должны противоречить или в какой-то степени отклоняться от положений Конституции, законодательная и исполнительная власть, органы местного самоуправления должны обеспечивать непосредственное действие и равенство прав и свобод человека и гражданина. Гражданин в своей общественной и обыденной жизни вправе непосредственно исходить из положений Конституции, определяющих его права, а если закон, органы законо­дательной и исполнительной власти или органы местного самоуправления нарушают права и свободы гражданина или не дозволяют ему ими непосредственно воспользоваться, то его права должно защитить правосудие.

Учитывая положение статьи 15 Конституции, определяющей высшую юридическую силу и прямое действие ее положений на всей территории Российской Федерации, на первый взгляд может показаться, что действие и применение положений статьи 18 не должно вызывать каких-либо проблем, поскольку эти положения сформулированы вполне однозначно и вполне ясно.

Однако как в теории, так и на практике возникает ряд вопросов:

Права и свободы осуществляются гражданами во взаимодействии с институтами государства и другими гражданами. Каковы должны быть условия и процедуры, обеспечивающие взаимодействие граждан с государственными учреждениями, чтобы непосредственное действие прав и свобод человека и гражданина при этом не ограничивалось и не нарушалось?

Каким образом должны быть согласованы нормы законодательства, обеспечивающие непосредственное действие одних прав граждан, с нормами, обеспечивающими непосредственное действие других прав граждан?

Как законодательные акты, регулируя непосредственное осуществление индивидуальных прав и свобод гражданина, должны обеспечивать защиту непос­редственного действия прав других граждан?

Как должны соотноситься между собой законодательные нормы, обеспечивающие непосредственное осуществление индивидуальных прав и свобод гражданина, и законодательные нормы, обеспечивающие осуществление прав и свобод граждан, объединившихся в общественные организации?

Каким образом при этом должно обеспечиваться действие положений Конституции, гарантирующих равенство прав граждан, а также положений, запрещающих ограничение прав граждан?

Какие нормы процессуального и материального права должны во взаимосвязи обеспечить защиту непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина правосудием?

При детальном системном анализе оказывается, что ответы на эти вопросы не являются тривиальными. Вместе с тем автору не удалось обнаружить предметного и глубокого исследования на эту тему, хотя трудно найти публикацию, в той или иной степени касающуюся прав и свобод граждан, в которой не было бы ссылки на статью 18 Конституции РФ. Комментарии к Конституции также не раскрывают конституционно-правовое значение непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина.

Некоторое исключение составляет комментарий под редакцией Ю.А. Дмитриева, в котором указывается, что одним из проявлений непосредственного действия конституционных прав и свобод является уведомительный принцип, согласно которому лицу, реализующему свои права человека и гражданина, достаточно лишь уведомить компетентные органы власти о своем намерении. Дополнительного разрешения от них не требуется. Уведомительный принцип действует при реализации права на проведение собраний, митингов и демонстра­ций, шествий и пикетирования. В этом же комментарии содержится ряд ссылок на применение статьи 18 Конституции в решениях Конституционного Суда Российс­кой Федерации, а также на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», определившее случаи, в которых Конституция РФ применяется судами в качестве акта прямого действия.

Между тем практика свидетельствует, что прямое применение положений Конституции в части непосредственного действия прав и свобод человека и граж­данина зачастую ограничивается ритуальными ссылками и не становится главным правовым основаниям для решений органов власти и судов. Такое положение отмечается и другими авторами.

В данном исследовании не ставится задача рассмотреть указанные вопросы во всех аспектах и в отношении всех закрепленных Конституцией Российской

Федерации прав и свобод человека и гражданина. Однако для рассмотрения и более узкого предмета, обозначенного в названии настоящей работы, необходимо определить общее конституционно-правовое значение непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина.

1. Конституционно-правовое значение непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина

Важность выявления конституционно-правового значения непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина определяется содержанием второго предложения статьи 18 Конституции. Согласно ему права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов. Данная норма означает, что законы в Российской Федерации должны приниматься с целью обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации. Законы по своему смыслу, содержанию и применению должны обеспечивать реализацию гражданами своих конституционных прав, и в том числе их непосредственное действие.

Права и свободы человека и гражданина должны определять деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. Эта норма устанавливает конституционное предназначение указанных органов, их обязанность руководствоваться в своей деятельности задачами обеспечения конституционных прав граждан.

Наконец, права и свободы граждан должны обеспечиваться правосудием.

Принципы прямого действия положений Конституции и непосредственного действия конституционных прав граждан, неотчуждаемости и принадлежности прав и свобод человеку от рождения определяют индивидуальную субъективную правоспособность гражданина реализовать свои конституционные права непосредственно на основании положений Кон­ституции, которыми они определены. На это также указывает Конституционный Суд Российской Феде­рации.

Следовательно, непосредственное и прямое действие конституционного права гражданина означает реализацию индивидуального субъективного права гражданином по его собственному волеизъявлению и выбору, непосредственно им самим, без каких-либо посредников, которые могли бы предопределить его решение или воспрепятствовать реализации решения гражданина, без каких-либо разрешительных процедур, контроля или надзора за волеизъявлением граж­данина со стороны органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных граждан, групп или объединений граждан.

Вместе с тем гражданин пользуется своими правами в объективных условиях природной и общественной среды существования человека и гражданина. Соответственно человек может воспользоваться своими естественными и гражданскими правами только при наличии условий объективной природной и общественной среды, необходимых и достаточных для осуществления его прав. Причем важно понимать, что существование таких условий нельзя считать ограничением или нарушением прав и свобод человека и гражданина.

Условия, необходимые и достаточные для осуществления конституционных прав граждан, определяются объективным правом, для которого положения Кон­ституции должны составлять постулаты, подобные аксиомам.

Поскольку люди существуют в общественной среде, в процессе реализации своих конституционных прав граждане не может не взаимодействовать с другими гражданами и объединениями граждан, а также с институтами государства, организующими и упорядочивающими общественную среду, и иными обще­ственными институтами. Также необходимо учитывать, что реализация субъектом своего права не может быть осуществлена в один момент времени и требует определенного периода времени и выполнения определен­ной последовательности процедур.

Следовательно, непосредственность действия прав и свобод человека и гражданина должна обеспечиваться объективным правом на протяжении любых периодов времени и на любой стадии процедуры их реализации.

Сущность понятия «непосредственное действие» можно установить через понятие, имеющее противоположное значение.

Противоположное значение понятию «непосредственное действие» имеет понятие «опосредованное действие». Например, действие права собственности гражданина может быть опосредовано действиями других лиц, которым он передал свое имущество в доверительное управление. Права недееспособных или ограниченно дееспособных граждан обеспечиваются опекунами и попечителями.

Для пояснения различия между непосредственным и опосредованным действием уместна аналогия с непосредственным действием судебных решений. Например, в соответствии с положением статьи 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Непосредственное действие является неотъемлемой составной частью прав и свобод человека и гражданина. Опосредование субъективных прав граждан, источником которых являются конституционные права и свободы человека и гражданина, разрешением или иным волеизъявлением других субъектов подменяет саму сущность указанных прав, превращая права граждан на собственные действия по своему волеизъявлению, на действия, возможные при условии разрешения или иного волеизъявления других субъектов.

Таким образом, для обеспечения непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина нормы материального права, регулирующие их реа­лизацию, не должны опосредовать реализацию конституционных прав граждан подтверждающими или разрешительными решениями иных субъектов (юридических и физических лиц, органов власти и их должностных лиц).

Такое опосредование конституционных прав граждан не должно происходить ни в какой период времени и ни на каком этапе реализации конституционного прав гражданина.

Вместе с тем если для реализации прав и свобод человека и гражданина необходимо наличие каких- либо объективных условий, обусловленных существо­ванием человека и гражданина в природной и общественной среде, то такие условия должны быть выявлены и определены актами, регулирующими порядок осуществления этих прав (например, достижение дееспособного возраста или отсутствие поражения в правах, в связи приговором суда). Также могут быть установле­ны правила (процедуры), обеспечивающие реализацию субъективного права гражданина, обусловленные объективными обстоятельствами (например, право обратиться в суд по месту жительства или нахождения истца или ответчика при регулировании права на судебную защиту, и другие процессуальные правила).

Если для реализации непосредственно действующего права гражданина объективно необходимо выполнение определенных процедур, участие органов власти или других физических и юридических лиц, пра­вовое регулирование указанных процедур и участия органов власти или других физических и юридических лиц не должно придавать им разрешительное значение. Гражданин, начавший процедуру реализации непосредственно действующего права, не должен ставиться в положение, требующее получения разрешения на реализацию его права со стороны участвующих в этой процедуре органов власти или других физических и юридических лиц.

Исключение может быть установлено, если осуществление непосредственно действующего права потенциально может нарушить права и свободы других лиц, поскольку в соответствии с положением части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В этом случае допустимо предусмотреть процедуру согласования с этими лицами или органами, выступающими от их имени, на законных основаниях. Нормы законов не должны выходить за рамки конституционных ограничений регулирования осуществления прав и свобод граждан, определенных статьями 55 и 56 Конституции.

При этом в соответствии с конституционными гарантиями, определенными статьей 19 Конституции, должно соблюдаться равенство прав граждан. Никакие граждане или группы граждан не должны иметь преимущества в реализации своего непосредственно действующего конституционного права.

Вместе с тем правовые нормы и процедуры, регулирующие взаимодействие гражданина, осуществляющего конституционное право, с органами власти, орга­низациями и другими гражданами не должны создавать объективные правовые условия, ограничивающие реализацию других прав граждан. Например, защита прав граждан на получение и распространение информации не должна нарушать право гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Действия органов власти и их должностных лиц не должны прямо или косвенно нарушать непосредственное действие конституционных прав граждан, принуждать граждан отказаться от реализации своего субъективного права или подменять волеизъявление граждан собственным волеизъявлением.

Непосредственное действие прав и свобод человека и гражданина должно защищаться правосудием, так же и в той же степени, как и сами права и свободы гражданина, поскольку их непосредственное действие является неотъемлемой составной частью прав и свобод человека и гражданина, а нарушение непосред­ственного действия конституционных прав граждан блокирует их реализацию на самом начальном этапе — этапе волеизъявления гражданина.

Следовательно, гражданин, реализующий конституционные права, должен обеспечиваться правом непосредственно обращаться к правосудию на любом этапе реализации своего права, иметь возможность оспорить любые действия и любые правовые акты любых органов, граждан, объединений граждан и органи­заций, препятствующих непосредственному действию его конституционного права.

Также органы власти должны обеспечивать превентивную защиту прав граждан путем контроля и надзора за действиями участников процедуры реализации конституционных прав граждан. Надзор осуществляется специальными органами (например, органами прокуратуры), имеющими специальные (внесудебные) пол­номочия принимать меры принуждения, определенные законом в отношении нарушителей прав. Контроль может осуществляться любыми заинтересованными органами и организациями, которые, однако, не имеют специальных полномочий. Во всяком случае, контрольные и надзорные органы не должны наделяться полномочиями, предопределяющими, подменяющими или ограничивающими волеизъявление субъекта, реализующего свое непосредственно действующее право. Контрольные и надзорные органы могут быть наделены какими-либо полномочиями, влияющими на реализацию непосредственно действующих прав граждан только в той мере и с той целью, какие необходимы для обеспечения (в том числе и принудительными мерами, имеющимися в их распоряжении) выполнения процедуры реализации конституционного права гражданином и для защиты прав других граждан, которые могут быть вовлечены в эту процедуру.

Таким образом, объективное право, обеспечивающее непосредственное действие субъективных прав граждан, источником которых являются конституционные права и свободы человека и гражданина, должно:

не допускать подмену непосредственного волеизъявления самих субъектов данных прав волеизъявлением других субъектов;

не нарушать равенство прав граждан, не допускать нарушения одних конституционных прав граждан при регулировании осуществления других конституционных прав граждан;

не наделять органы власти, иные органы, физические или юридические лица, обязанные обеспечивать реализацию субъективных прав граждан, возможностью ограничить, умалить или заблокировать реализацию субъективных прав граждан;

не вводить процедуры и не определять условия реализации субъективных прав граждан, не обусловленные природной и общественной средой существования человека и гражданина и самой природой прав и свобод человека и гражданина, являющихся источником субъективных прав граждан;

предусматривать процедуры согласования реализации непосредственно действующего субъективного права гражданина с иными гражданами или выступающими от их имени на конституционно-правовых основаниях органами исключительно в тех случаях, в которых осуществление указанного права потенциально может нарушить права и свободы других лиц;

предусматривать государственную защиту (в том числе правосудием) на всех этапах реализации субъективных прав, а также предусматривать восстановление нарушенных субъективных прав;

предусматривать государственное принуждение органов власти, физических или юридических лиц, не выполняющих обязанность обеспечивать реализацию конституционных прав граждан, а также наказание и иные санкции в отношении указанных органов власти, физических или юридических лиц, препятствующих ре­ализации гражданами конституционных прав.

Статьей 32 Конституции РФ установлено, что граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. В Конституции не содержится каких-либо оснований, которые позволяли бы считать, что в отношении указанных избирательных прав граждан положения Конституции должны применяться особым образом, с какими-либо изъятиями или ограничениями. Следовательно, конституционно-правовое значение непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина распространяется и на избирательные права граждан.

Здесь уместно отметить, что какое-либо право граждан не может быть реализовано само по себе, изолированно от других прав. Нарушение одних прав ведет к нарушению других прав.

Может показаться, что право избирать в органы власти гражданин реализует, опустив в избирательную урну бюллетень для голосования, и только. На самом деле, чтобы осуществить свой выбор, гражданин должен обладать информацией о кандидатах. Право изби­рать в органы власти есть часть и одно из необходимых условий другого конституционного права граждан — права участвовать в управлении делами государства. Следовательно, граждане, прежде чем осуществить свой выбор, должны, иметь возможность оценить действующую власть, а для этого нужна достоверная и разнообразная информация, которую могут обеспечить только свободные СМИ, неподцензурные власти.

Таким образом, можно видеть, что отступления от конституционных положений и нарушения непосредственного действия одних прав граждан могут привести во взаимной связи к существенным нарушениям других прав граждан.

2. Нарушения непосредственного действия прав граждан быть избранными в представительные органы власти

Со времени проведения первых выборов в представительные органы власти на основе положений Конституции РФ прошел значительный срок, и выборное законодательство претерпело существенные изменения. В настоящей статье не имеется возможности рассмотреть и оценить все положения действующего зако­нодательного обеспечения, имеющие отношение к реализации непосредственного действия прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Здесь мы подробно рассмотрим значительно более узкий вопрос о правовом обеспечении непосредственного действия прав граждан избирать и быть из­бранными в представительные органы власти.

В избирательном законодательстве Российской Федерации активно внедряются выборы в представительные органы власти исключительно по пропорциональной избирательной системе. Причем выдвижение списков кандидатов допускается только политическими партиями. Этот подход к регулированию избирательных прав граждан осуществлен Федеральным законом от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 93-Ф3 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации».

Выборы в депутаты Государственной Думы проводятся исключительно по пропорциональной избирательной системе по спискам кандидатов, выдвинутых политическими партиями. На выборах в законодатель­ные (представительные) органы власти субъектов Российской Федерации и представительные органы муниципальных образований допускается избрание всего состава депутатского корпуса исключительно с применением пропорциональной избирательной системы по партийным спискам.

При этом утверждается, что указанными законами предусмотрены гарантии реализации права граждан Российской Федерации, не являющихся членами из­бирательных объединений (политических партий), быть избранными депутатами представительного органа власти. Такие гарантии состоят в том, что беспартий­ные граждане вправе обратиться с заявлением о включении их кандидатур в список кандидатов политической партии, и при поддержке 10 членами партии кандидатура беспартийного гражданина будет рассмотрена при выдвижении списка кандидатов (что на самом деле вовсе не гарантирует включение указанной кандидатуры в список кандидатов для регистрации в избирательной комиссии).

Насколько при такой системе выборов соблюдает­ся непосредственное действие конституционного права беспартийных граждан избирать и быть избранными в представительные органы власти?

В первую очередь необходимо отметить, что беспартийный гражданин в таком случае теряет возможность непосредственно воспользоваться правом быть избранным в представительный орган власти в самом начале избирательной процедуры, так как не может по собственному волеизъявлению быть зарегистрированным кандидатом в депутаты. Гражданин в таком случае может быть выдвинут и зарегистрирован кандидатом в депутаты представительного органа власти исключительно в списке политической партии, т.е. субъективное право беспартийного гражданина может быть реализовано лишь опосредованно, через усмотрение и волю других субъектов — членов политической партии.

Такое положение противоречит ряду положений Конституции РФ.

1) части 2 статьи 17 Конституции РФ, поскольку конституционные права беспартийных граждан быть избранными в представительные органы власти на этапе выдвижения кандидатов в депутаты оказываются отчуждены в пользу членов политических партий в части принятия решения о выдвижении кандидатом в депутаты представительного органа, поскольку беспартийный гражданин может реализовать свое право только опосредованно решением членов политической партии, а не по собственному волеизъявлению;

2) статье 18 Конституции РФ, так как отменяет непосредственное действие конституционного права беспартийных граждан быть избранными в представительный орган власти на этапе выдвижения кандидатов в депутаты и подменяет непосредственное действие права быть избранными в представительные органы власти опосредованным действием этого права через волеизъявление групп граждан, состоящих в политических партиях;

3) положениям части 2 статьи 19 Конституции РФ, так как вводит неравенство прав граждан в зависимости от убеждений и принадлежности к общественным объединениям.

В политические партии вступают по убеждениям. Граждане, не состоящие в политических партиях, не разделяют убеждения и цели членов политических партий в той степени, которая позволяет им, не нарушая собственные убеждения и ценности, вступить в политическую партию.

Беспартийные граждане и граждане, состоящие в общественных объединениях, не являющихся политическими партиями, лишаются не только права непо­средственно реализовать свои конституционные права быть избранными в представительные органы власти, но и лишены права участвовать в выдвижении кандидатов и поддерживать это выдвижение, такое право предоставляется только членам политических партий. Беспартийные граждане оказываются в неравном правовом положении с членами политических партий. Решение об их включении в список кандидатов на выборах в представительные органы власти принимают члены политической партии, а они сами и другие беспартийные граждане, поддерживающие их выдвижение, не вправе даже принимать участие в голосовании по выдвижению кандидатами в депутаты.

В таком случае члены политических партий вправе непосредственно реализовать не только свое субъективное конституционное право быть избранными в представительные органы власти, но и получают право предопределить возможность реализации субъективного права быть избранными в представительные органы власти других субъектов — граждан, не состоящих в политических партиях;

4) положениям части 3 статьи 29 Конституции РФ, устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Указанными законодательными актами прямо не установлена обязанность беспартийных граждан, выдвинутых кандидатами в депутаты в списке политической партии, заявлять или каким либо способом принимать на себя обязательства способствовать распространению убеждений членов политической партии, достижению целей и реализации программы политической партии.

Однако смысл и сущность политической партии как явления общественной жизни состоит в том, чтобы путем завоевания доверия избирателей на выборах утверждать в обществе свои ценности, добиваться своих политических целей, решать свои программные задачи через избрание своих членов в органы власти.

Следовательно, политические партии не могут быть заинтересованы вопреки своей общественной природе выдвигать в своем списке кандидатов граждан, которые не примут на себя обязательств поддерживать ценности, цели и программы политической партии в какой-либо форме. Этот вывод подтверждается тем, что на практике политические партии заключают с беспартийными кандидатами соглашения, в которых определяют взаимные обязательства.

Вместе с тем с конституционно-правовой позиции необходимо учитывать, что в соответствии с пунктом 10 статьи 48 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и пунктом 12 статьи 55 Федерально­го закона от 18 мая 2005 г. № 51 -ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» политическая партия, выдвинувшая список кандидатов, обязана опубликовать свою предвыборную программу в периодическом печатном издании, а также разместить ее в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет.

Опубликованные в обязательном порядке список кандидатов политической партии и ее предвыборная программа подтверждают как юридический факт (поскольку обязательность опубликования этих сведений определена законом) состоявшееся в реальной действительности событие — принятие целей, программы и идеологии (убеждений) политической партии кандидатами в депутаты, составляющими партийный список, и в том числе беспартийными кандидатами. Тем самым на кандидатов из партийного списка, в том числе беспартийных кандидатов, публично (в соответствии с законом) возлагается ответственность перед избирателями за действия политической партии. При этом беспартийные кандидаты, включенные в список кандидатов политической партии, оказываются принуждены нормой закона принять на себя ответственность за идеологию, программные цели и действия политической партии, в которой они не состоят, и лишены возможности довести до избирателей собственные цели, убеждения и ценности, поскольку закон не предусматривает опубликование программ беспартийных граждан, включенных в список кандидатов политической партии.

Беспартийные кандидаты, включенные в партийные списки, не могут открывать собственные избирательные счета для ведения собственных избирательных кампаний и не могут вести самостоятельно предвыборную агитацию, такое право предоставлено только партиям.

Следовательно, установление пропорциональной избирательной системы как единственной системы, применяемой на выборах в представительный орган

власти, создает объективные правовые условия, принуждающие беспартийных граждан принимать убеждения, цели и программы политических партий и отказы­ваться от собственных убеждений, если они намерены воспользоваться конституционным правом на участие в управлении делами государства путем своего избрания в них.

При этом необходимо учитывать, что добровольное заявление беспартийного гражданина о намерении быть включенным в список кандидатов, выдвигаемый политической партией, в таком случае не может считаться доказательством того, что объективное право не принуждает граждан отказаться от своих убеждений, так как в рассматриваемом случае не предоставляет гражданину право выбора: выдвигаться кандидатом в депутаты через список политической партии или путем непосредственного самовыдвижения. То есть в данном случае объективное право принуждает беспартийных граждан либо отказаться от своих убеждений и принять на себя ответственность и обязательства по реализации целей, программ и идеологии политической партии, либо отказаться от реализации своего консти­туционного права быть избранным в представительные органы власти;

5) положениям части 2 статьи 32 Конституции РФ, так как устанавливает неравенство прав граждан быть избранными в представительные органы власти.

В части 2 статьи 32 не установлены какие-либо преимущества или возможность установления законодательными актами преимуществ для членов политических партий перед беспартийными гражданами в отношении права избирать и быть избранными в представительные органы власти. Следовательно, объективные правовые условия, формируемые законами с целью обеспечения реализации конституционных прав граждан быть избранными в представительные органы власти, не должны создавать преимущества в реализации указанных прав для отдельных категорий граждан;

6) положениям части 2 статьи 55, определившей, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В соответствии с нормативными правовыми актами, регулировавшими проведение выборов в представительные органы власти до вступления в силу указанных феде­ральных законов, выборы в представительные органы власти проводились по мажоритарной избирательной системе или смешанной избирательной системе.

На выборах по любой из этих двух избирательных систем непосредственное действие субъективного права граждан быть избранными в представительные органы власти не нарушалось, так как граждане имели право непосредственного выдвижения кандидатами по собственному непосредственному волеизъявлению и возможность зарегистрировать свое выдвижение кандидатами в депутаты в избирательной комиссии.

Таким образом, указанные федеральные законы создали правовые условия для отмены непосредственного действия прав граждан быть избранными в пред­ставительные органы власти и умаления прав граждан быть избранными в представительные органы власти по отношению к членам политических партий;

7) положениям части 1 статьи 15, установившей, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Положения указанных федеральных законов в части, допускающей установление пропорциональной избирательной системы как единственной системы, при­меняемой на выборах в представительные органы власти, создали объективные правовые условия, позволяющие заблокировать прямое действие положений ста­тей 17 и 18, части 2 статьи 19, части 3 статьи 29, части 2 статьи 32, части 2 статьи 55 Конституции Российской Федерации в части, указанной в подпунктах 1-6;

8) положениям частей 1-3 статьи 3, так как часть народа Российской Федерации, не состоящая в политических партиях, оказывается лишенной права выражать свои интересы, выступать источником власти и осуществлять свою власть через избрание в представительные органы власти граждан, не разделяющих цели, программы и идеологию политических партий.

3. Доказательства нарушения непосредственного действия прав граждан быть избранными в представительные органы власти, содержащиеся в самих федеральных законах

На первый взгляд может показаться странным и парадоксальным тот факт, что доказательства нарушения непосредственного действия прав граждан быть избранными в представительные органы власти содержатся в самих законах. На самом деле такое положение является неизбежным следствием нарушения законов логики, таким же, какое происходит, если строители нарушают аксиомы эвклидовой геометрии, — здание получается кривым и кособоким, угрожающим разрушиться.

В положениях пункта З1 статьи 32 Федерального закона 2002 г. об основных гарантиях избирательных прав, устанавливающих, что, если конституцией, уста­вом, законом субъекта Российской Федерации предусмотрено, что в представительном органе муниципального образования все депутатские мандаты распределяются между списками кандидатов пропорционально числу голосов избирателей, полученных каждым из списков кандидатов, предписывается, что законом субъекта Российской Федерации должны быть предусмотрены гарантии реализации права граждан Российской Федерации, не являющихся членами избирательных объединений, быть избранными депутатами представительного органа власти. Следовательно, указанная формулировка признает, что в противном случае права беспартийных граждан быть избранными в представительные органы власти будут нарушены.

Какие гарантии реализации права граждан, не являющихся членами избирательных объединений, быть избранными депутатами представительного органа власти могут быть установлены?

В законах субъектов Российской Федерации, предусматривающих проведение выборов в представительные органы власти исключительно с применением пропорциональной избирательной системы, в качестве гарантии реализации права граждан Российской Федерации, не являющихся членами избирательных объе­динений, дублируется положение части 5 статьи 25 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях», в соответствии с которой гражданин, не являющийся членом политической партии, вправе обратиться с предложением о его включении в список кандидатов, выдвигаемый политической партией на выборах, и при поддержке его кандидатуры не менее чем 10 членами партии данная кандидатура должна быть рассмотрена при выдвижении списка кандидатов наравне с другими кандидатами.

Нормы пункта 31 статьи 32 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав и части 5 статьи 25 Федерального закона о политических партиях внесены в указанные законы одновременно одним и тем же Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 93-Ф3 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации». Это доказывает, что заранее предполагалось применение этих норм во взаимосвязи с тем, чтобы реализация предписания пункта З1 статьи 32 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ в законах субъектов Российской Федерации осуществлялась по аналогии с нормами части 5 статьи 25 Федерального закона «О политических партиях». В статье 37 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» содержатся аналогичные положения.

Однако указанные нормы устанавливают лишь обязанность политической партии рассмотреть при определенных условиях кандидатуру беспартийного гражданина при выдвижении списка кандидатов, что отнюдь не гарантирует включение беспартийного гражданина в список кандидатов политической партии и его регистрацию в качестве кандидата в депутаты.

Правовое содержание понятия «гарантия» означает обязательство, которое в обязательном порядке (под угрозой принудительного исполнения) выполняется при возникновении условий, определенных для выполнения гарантированного обязательства.

Следовательно, на самом деле указанные нормы гарантируют только обязанность рассмотрения при определенных условиях кандидатуры беспартийного гражданина при выдвижении списка кандидатов политической партией, что отнюдь не гарантирует включения беспартийного гражданина в список кандидатов.

Названия указанных статей законов не соответствуют их правовому содержанию. Это свидетельствует о нарушении основополагающего закона логики — закона тождества. Здесь совершена банальная подмена тезиса: гарантия реализации пассивного избирательного права граждан, не являющихся членами политических партий, подменена гарантией обязательного рассмотрения кандидатуры беспартийного гражданина политической партией при составлении партийного списка кандидатов.

На практике это выглядит так. На выборах по мажоритарной или по смешанной избирательной системе беспартийный гражданин вправе зарегистрировать свое выдвижение кандидатом по одному из округов в избирательной комиссии по непосредственному собственному волеизъявлению (право быть избранным действует непосредственно в соответствии со статьей 18 Конституции РФ).

На выборах по исключительно пропорциональной избирательной системе беспартийный гражданин, если он пожелает реализовать свое конституционное право быть избранным и выдвинуть свою кандидатуру на выборах, должен обратиться в политическую партию для рассмотрения вопроса о включении его кандидатуры в партийный список (право быть избранным действует опосредованно через решение политической партии в нарушение статьи 18 Конституции РФ).

Таким образом, в указанных положениях федеральных законов содержится прямое доказательство нарушения непосредственного действия конституционного права беспартийных граждан быть избранными в представительные органы власти при применении на выборах в указанные органы исключительно пропор­циональной избирательной системы по партийным спискам.

Необходимо также отметить, что в таком случае нарушается непосредственное действие конституционного права быть избранными в представительные органы власти не только беспартийных граждан, но и граждан, состоящих в политических партиях и иных объединениях граждан.

Конституция Российской Федерации статьей 32 наделила правом участвовать в управлении делами государства, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления только граждан и не упоминает при этом объединения граждан или политические партии как самостоятельные субъекты данного права. В части 1 статьи 32 определено, что граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Однако в положениях Конституции не содержится никаких положений, позволяющих прийти к выводу, что указанными представителями граждан могут быть только лица, выдвинутые исключительно политическими партиями. Следовательно, правовое регулирование, допуская объединения граждан к участию в выборах в представительные органы власти, должно исходить из того, что объединения граждан могут выступить самостоятельным субъектом избирательного процесса, лишь аккумулируя и реализуя конституционные права своих членов. При этом, допуская политические партии к участию в выборах в представительные органы власти, законодатель не должен ущемлять права граждан, состоящих в других объединениях граждан, и права беспартийных граждан.

Учитывая изложенное, у читателя, очевидно, должен возникнуть вопрос: возможно ли в принципе обеспечить гарантии непосредственного действия конституционных прав граждан быть избранными в органы представительной власти при применении исключительно пропорциональной избирательной системы?

Сущность пропорциональной избирательной системы составляет выдвижение списка кандидатов политическими партиями (избирательными объединениями). Члены партии и беспартийные граждане не мор/т быть включены по собственному волеизъявлению в список кандидатов от политической партии, регистрирующийся в избирательной комиссии для участия в выборах, а включаются в этот список только по решению политической партии. Следовательно, в этом случае право граждан быть избранными в представительные органы власти реализуется не по непосредственному волеизъявлению граждан, а опосредовано решением соответствующего руководящего органа политической партии.

Установление правовой гарантии реализации права граждан Российской Федерации, не являющихся членами избирательных объединений, быть избран­ными депутатами представительного органа власти при применении пропорциональной избирательной системы означало бы обязательность реализации указанного конституционного права, т.е. обязательность включения кандидатуры гражданина в список кандидатов политической партии по собственному волеизъявлению гражданина. Однако такая гарантия лишила бы смысла существование политических партий.

Если указанная правовая «гарантия» не предполагает обязательного включения гражданина в список политической партии по волеизъявлению гражданина, то указанная «гарантия» оказывается не соответствующей содержанию юридического понятия, обозначаемого термином гарантия, означающего обязательное исполнение обязательства, возложенного на субъекта {гаранта} законом (правовая гарантия) либо обязательное исполнение обязательства, заявленного гарантом по собственной инициативе.

Таким образом, следует вывод, что при применении исключительно пропорциональной избирательной системы непосредственное действие прав граждан быть избранными в органы представительной власти не может быть реализовано.

Заключение и выводы

В заключение необходимо отметить, что данное исследование было бы неполным и незавершенным без ответа на вопрос: применение каких избирательных систем предполагалось при подготовке проекта Конституции РФ и ее принятии на всенародном референдуме?

Ответ на этот вопрос известен. Первые выборы в Государственную Думу проводились по смешанной избирательной системе в соответствии с «Положением о выборах депутатов Государственной Думы», разработанным участниками Конституционного совещания, т.е. в соответствии с проектом Конституции, который был принят на референдуме одновременно с выборами в Государственную Думу. В федеральных законах от 6 декабря 1994 г. «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» и от 21 июня 1995 г. «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания», в разработке которых как со стороны исполнительной власти, так и со стороны депутатов и экспертов принимало участие значительное число участников Конституционного совещания, также были выдержаны принципы непосред­ственного действия прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Также правомерны вопросы от том, насколько жестки нормы Конституции, определяющие правовое регулирование порядка проведения выборов в Российской Федерации, и в каких пределах это регулирование может изменяться, не нарушая при этом конституционные права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Допускают ли рассмотренные нормы Конституции во взаимосвязи с другими конституционными положениями такую трансформацию избирательного законо­дательства, которая исключает принцип непосредственного действия конституционных прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления?

Если не рассматривать совершенно «экзотические» варианты в отношении непосредственного действия права граждан избирать в органы государственной власти и органы местного самоуправления (активного избирательного права) такой трансформацией может быть введение непрямого голосования через избрание выборщиков. Но это было бы настолько одиозным движением вспять, что такая трансформация, насколько известно автору, пока не рассматривается.

Конституционно-правовое значение непосредственного действия прав граждан быть избранными в органы государственной власти и органы местного са­моуправления состоит в том, что законодательство должно обеспечивать для каждого гражданина возможность по собственному волеизъявлению выдвинуться

кандидатом на выборах, на которых он обладает пассивным избирательным правом и участником которых он является (см. разделы 1 и 2 настоящей статьи).

Как было показано выше, Конституция РФ не содержит каких-либо положений, позволяющих (или указывающих на возможность) опосредования прав граждан быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления волеизъявлением других граждан или групп граждан, в том числе волеизъявлением политических партий или других избирательных объединений.

Вместе с тем Конституция РФ гарантирует право граждан на объединение, равенство прав граждан не­зависимо от их принадлежности к общественным объе­динениям (в том числе и политическим партиям), убеждений и идеологии, признается идеологическое и по­литическое многообразие, многопартийность.

Следовательно, граждане вправе реализовать свои конституционные права быть избранными в органы власти коллективно через общественные объединения, но при этом на добровольной основе, по собственному волеизъявлению, непосредственно осуществляя свое конституционное право. Однако при законодательном обеспечении коллективной реализации прав граждан быть избранными в органы власти должно обеспечиваться также и право выбора гражданином способа реализации своего субъективного права: индивидуально, путем самовыдвижения или коллективно, через выдвижение избирательным объединением граждан. При этом, безусловно, должно обеспечиваться равенство прав граждан, как состоящих в общественных объединениях и политических партиях, так и не состоящих в них. Также должно обеспечиваться равенство прав различных общественных объединений, поскольку Конституция РФ не отдает какого-либо предпочтения политическим партиям в выражении идеологического и политического многообразия.

Фасеев, И.Ф. Конституционно – правовое значение непосредственного действия прав граждан избирать и быть избранными в представительные органы власти / И.Ф. Фасеев // Конституционное и муниципальное право. – 2011. - № 7. – С. 33 – 43.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 23 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров